Инструменты пользователя

Инструменты сайта


valery:le_philosophie_et_la_jeune_parque

ФИЛОСОФ И ЮНАЯ ПАРКА

Философ тронут был визитом Юной Парки:

«Ах, наконец-то разум яркий, –
С порога начала она, –
Просветит суть мою до дна.
Я людям часто непонятна:
Работа мысли неприятна
Для большинства, и большинство,
Как смерти, имени боится моего.
Иные снизойдут, иные гонят гневно:
Не всякий книгочей меня
Терпеть согласен каждодневно
В замысловатости виня,
Они поставили задачу перед музой
Не стать художнику обузой,
Как роза, счастье раздавать в тиши,
Но разве сердцу не дороже радость,
Добытая раденьями души,
Терпеньем нажитая сладость?
Мечтателя не веселят
Ни поцелуй, ни беглый взгляд:
Творцу не по душе случайная подруга.
Терзаньями любовь он до небес вознес,
           Он смотрит на нее сквозь жемчуг слез,
Сквозь радужную тьму сердечного недуга.
Вот почему порой я прячу тайны грез,
Мой пояс девственный, прельщающий всерьез,
Для вас, влюбленные, завязан слишком туго.
Не всем наградою за труд достанусь я,
Так завещал Отец: загадочность моя
Хозяйкой сделала меня судьбы безгрешной:
Как трепетная тень, мечусь над неутешной
Любовью, не спеша поднять ее с колен.
Я, без сомненья, плод тоски необычайной,
Но ведь любой простак запутанностью тайной
                    Не менее благословен…
О смертные, вы – плоть из небыли и были,
О разноликие, вы будете и были,
           Адамов род, ты – всё и ничего.
Хребет вселенной, как тростинка хрупкий.
Вы живы, бренные скорлупки?!
           Загадочности торжество,
Ужель мой лабиринт коварней твоего?
Что бы осталось от людей без тайны?
           Обломок памяти случайный,
И голод, и любовь в мечтательной груди,
           И смерть, как призрак, впереди!
Людей ждала судьба зверей, лишенных речи,
Но боги правильно решили, заложив
           В пытливый разум человечий
Непонимание причин, зачем он жив.
«Кто я такой?» – рассвет сомненья множит
                    В сознании любом.
«Куда иду?» – свербит под истомленным лбом,
Когда на троне Ночь, а День зачеркнут, прожит.
Не только мудрых жало это гложет:
В любой душе змея свой пожирает хвост.
И кто при жизни был предельно глуп и прост
Потом лежит в гробу, торжественен и пышен,
Потустороннею загадкою возвышен.
Вам ясность издревле казалась суетой.
Стань ясным всё для вас, вы б заселили землю
Бездушной скукою, но пагубный застой,
Как тесто, возмущен закваскою святой!
Смотрю на блеск очей, речам надежды внемлю:
           Как у нее основы непрочны!
Величья вашего источники темны.
Тончайшие умы, себя не понимая,
Подолгу ждут, пока тоска глухонемая
Им не вручит любви лучистые дары:
Пучины полночи к настойчивым щедры.
Из чуждой тишины – к стихам стезя прямая.
Откройте же в себе темнот моих миры!
Из вас я извлекла неясность, что терзает
Любого, кто извне увидеть не дерзает
К душевным пропастям предсмертную тропу, –
Там Парка мыслью осязает
Мечтательную скорлупу.
Любите же меня! «Черна я, но красива». –
           Так в Песне Песней нестыдливо
Клялась влюбленная в монарха своего.
                    Я не кумир, не божество.
Поэма трудная, за тайну не в ответе.
           Закройте книгу, разорвите сети.

                    Так очевидны строки эти,
Что видишь в них себя и больше ничего».

/www/htdocs/w0103bd5/data/pages/valery/le_philosophie_et_la_jeune_parque.txt · Последние изменения: 2013/08/23 09:40 — imwerden